Блоги сенаторов

Все записи блога Косачев Константин Иосифович Косачев
Константин Иосифович
Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам

На Фиджи было ясно, без дождей

На этой неделе журналисты одного телеканала неожиданно обратили внимание на такой рабочий документ, как план межпарламентского сотрудничества Совета Федерации на 2017 год. Обычный регламентный план, который есть у каждого парламента мира. И, полагаю, такие планы не сильно отличаются друг от друга по странам: парламентскую дипломатию как непременную составляющую часть работы любого органа представительной и законодательной власти придумали не в России, и мы здесь явно не впереди планеты всей как по охвату, так и по бюджету.


Но, как я понимаю, рутинный документ верхней палаты Федерального Собрания вызвал интерес у некоторых СМИ вовсе не потому, что тем хотелось порадоваться за широту контактов отечественных парламентариев с внешним миром. Как и явно не для того, чтобы убедительно подтвердить провал попыток политической изоляции России. Причина оказалась вполне банальной: аудиторию захотели впечатлить «экзотикой». В качестве таковой представили предстоящие визиты в такие страны, как Филиппины, Бангладеш, Фиджи, Панаму, Лаос и Мозамбик.

Конечно же, мы были бы рады, если бы наши усилия по развитию связей с зарубежными коллегами получали бы и активную медийную поддержку. Когда изучались бы не маршруты, а результаты. Когда парламентскую дипломатию оценивали бы не туристические, а политические обозреватели. Думаю, наша общая эффективность была бы еще более высокой. Но, увы, качественные аналитические материалы о парламентской дипломатии в некоторых СМИ пока еще — «экзотика».

Можно лишь посочувствовать тем СМИ, в которых политические обозреватели демонстрируют именно обывательско-туристический подход к такому многогранному явлению, как межпарламентские связи, и из всего их объема произвольно «выдергивают» то, что им кажется экзотичным. Как бы «не замечая», что в планах посещений – более 40 стран, среди которых, например, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Китай, Иран, Турция, Саудовская Аравия, Сербия и другие. И это отнюдь не легкие прогулки – недавно, в предновогодние дни, мы ездили с коллегами и с европейскими парламентариями в Дамаск, посетили российскую военную базу в Хмеймиме, и временами приходилось пересаживаться на бронеавтомобили, по понятным причинам, вовсе не из любви к «экстриму». Но когда вместо объективной оценки журналистами из всей обширной географии поездок произвольно выбираются «туристические» по звучанию страны, это выдает, прежде всего, незнание глубинного принципа внешней политики: в международных отношениях экзотики нет.

Во всяком случае, я что‑то не припомню в тех же СМИ язвительных комментариев, когда, например, в ООН по важнейшей резолюции о необходимости борьбы с героизацией нацизма и противодействия современным формам расизма, расовой дискриминации и ксенофобии в последние годы постоянно голосуют «против» только США, Украина и Палау. По идее, небольшое островное государство, та самая «экзотика», с точки зрения искателей «жареных» географических фактов во внешней политике. Однако именно оно избавило в прошлом году Киев и Вашингтон от неприглядной роли единственных противников борьбы против героизации нацизма и расизма.

Но сам избирательный подход к оценке развития межпарламентских планов свидетельствует о весьма поверхностном понимании предмета. Причем, если раньше, когда у нас были более активные связи с Западом, в упрек ставили именно чересчур, на чей‑то взгляд, активный упор в командировках парламентариев на Европу и США. Якобы, в ущерб всем прочим «непрестижным» странам. Теперь вот новая «фишка» — экзотика.

Я понимаю, насколько красиво и романтично звучит для обывательского уха (и для тех журналистов, кто рассчитывает только на такую аудиторию) слово «Фиджи». Однако именно там прошла в этом году сессия важнейшего Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума (АТПФ), в котором Россия участвует с 1993 года наряду с такими странами, как Китай, США, Канада, Япония, Индонезия и другими. И непосредственно в возглавляемом мною Комитете по международным делам к нынешней январской сессии на Фиджи было разработано пять проектов резолюций по таким важным темам международной повестки, как «Содействие устойчивому экономическому росту в АТР», «Обеспечение продовольственной безопасности в АТР» и другим. Горжусь тем, что все наши проекты были поддержаны подавляющим большинством участников, что, вне всякого сомнения, работает на авторитет страны.

Но вместо всего этого по задумке авторов некоторых материалов в СМИ у аудитории должны остаться в памяти только «экзотические» Фиджи. Надо ли говорить, что это нормальная практика – дать небольшим государствам возможность принять у себя крупные международные мероприятия? И что у Австралии, например, в посольстве в Москве 11 дипломатов, а на Фиджи — 30, и явно не в силу экзотики? И что не Россия и не ее парламент были ответственными за выбор места проведения форума, как и сессий всех прочих международных структур?

Впрочем, иногда у нас есть возможность повлиять и на такой выбор, и это порой происходит, что называется, с боями. Так, нам удалось в условиях жесточайшего сопротивления получить поддержку нашему предложению о проведении 137-й Ассамблее самой крупной международной парламентской структуры мира – Межпарламентского союза (МПС) – в Санкт-Петербурге. И когда обсуждался этот вопрос украинская делегация, по сути, навязала голосование по этому вопросу. Итог более чем убедительный: 138 голосов – «За», 19 – «Против», 5 – «Воздержались». Помнится, в том самом материале о плане наших поездок не без ехидства было отмечено, что одна из целей межпарламентской деятельности сенаторов – «предупреждать враждебную активность антироссийских сил в международных структурах». Что делать, приходится заниматься и этим, причем буквально. И, как видим, получается. Хотя об этом в упомянутом язвительном репортаже — ни слова. Не на эту тему задавалось сочинение.

Впрочем, хватит о грустном. Сегодня, пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех причастных с Днём дипломатического работника. В поздравлении отечественным дипломатам Президент России В.В. Путин отметил, что «в русле многовекторной внешней политики следует продолжать энергичные действия на всех направлениях». Думаю, в этом прямой ответ на все вопросы о том, нужно ли – и в каких направлениях – развивать внешние связи России. Нужно, и во всех, включая парламентское. Без экзальтированности и без экзотики.